Несите свои денежки...Российский ТЭК ждет иностранные инвестиции | Neftegaz.RU
7 мин
...

Несите свои денежки...Российский ТЭК ждет иностранные инвестиции

В преддверие крупнейшей мировой выставки "Нефтегаз 2010", мы обратили внимание на то, сколько крупных иностранных компаний намереваются сотрудничать с российскими коллегами. Казалось бы, тенденция налицо. Но, каждая компания из-за рубежа, приходя в Россию, должна ориентироваться на новые правила игры, с которыми она не сталкивались в других регионах. Проанализировав историю нефтегазовых отношений иностранцев с Россией, мы попытались дать иноземцам несколько советов.

Несите свои денежки...Российский ТЭК ждет иностранные инвестиции

В преддверие крупнейшей мировой выставки "Нефтегаз 2010", мы обратили внимание на то, сколько крупных иностранных компаний намереваются сотрудничать с российскими коллегами. Казалось бы, тенденция налицо. Но, каждая компания из-за рубежа, приходя в Россию, должна ориентироваться на новые правила игры, с которыми она не сталкивались в других регионах. Проанализировав историю нефтегазовых отношений иностранцев с Россией, мы попытались дать иноземцам несколько советов.

Текущую ситуацию в деле иностранных инвестиций в российский нефтегаз вполне можно назвать переломной. До этого, отношения российских компаний с иностранными инвесторами, которые хотели получить себе на баланс запасы крупнейших месторождений, проходили по двум четким сценариям. Первый сценарий - начало и середина девяностых годов, когда в отрасли царила эйфория - продукция нефтегаза нужна была всем: от тяжелого машиностроения до пищевой промышленности. " Работать тогда было невероятно интересно", - отмечают эксперты. На тот момент было создано более 100 совместных компаний, многие из которых формировались в сотрудничестве с иностранным капиталом, а 41 из них занималась добычей нефти и газа. Что называется - сравните с тем, что в России сейчас. Особенно показательно было создание соглашения о разделе продукции на обоих сахалинских проектах и Харьягинском месторождении. Проекты не весть, какие громадные, особенно нефтяной, но демонстрирующие потенциал развития отношений. Особую популярность приобрели СРП - соглашения о разделе продукции.

Схема работы СРП варьировалась в зависимости от конкретного соглашения, но стандартно выглядела так: компания заключает с властями договор сроком на двадцать-сорок лет, по которому обеспечивает капитальные инвестиции в добычу. Государство начинает получать прибыль только после того, как компания окупит все капитальные расходы. Главный принцип СРП очевиден - доходы инвесторов железно гарантированы, государству отказывают в доле прибыли, пока не компенсированы все издержки. Понятно, что в интересах инвестора завысить цифры инвестиций и максимально отдалить срок выхода на раздел продукции. СРП был привнесен в Россию иностранными инвесторами, которые уверяли власти, что это позволит им увеличить добычу нефти и газа в стране, не тратя средств на разработку месторождений. Скорее всего, это был блеф и работал он только при ценах на нефть около $20-30 за баррель. Очевидно, что при высоких ценах на топливо, государству дешевле было взять кредиты на освоение месторождений, а не ждать, пока иностранная компания отобьет свои затраты. Иностранные компании даже создали специальную лоббистскую структуру для пропаганды СРП - International Tax & Investment Centre (ITIC). Ее спонсорами выступали 110 крупнейших нефтяных корпораций, среди которых Shell, BP, ConocoPhillips, ExxonMobil и Chevron. ITIC начинала свою деятельность в 1993 году с бывшего СССР - одним из ее прямых итогов стал вход Shell в сахалинский проект на условиях СРП. Как кажется, помимо чисто экономического эффекта СРП, этот подход надолго оставлял страну в рамках сырьевой системы работы экономики, обещая ей все новые месторождения, вместо развития перерабатывающей промышленности.

Сразу после этого, когда цены на нефть начали расти, а государственность в стране ощущать свою силу, для инвесторов начались черные дни. Государство решило поменять правила игры - несмотря на то, что в рамках СРП заключались договоры о том, что налогообложение не может быть увеличено, а сами договоры имеет статус выше государственных нормативных актов, власти России нашли способ вернуть себе контроль над месторождениями. В результате «Газпром» получил контроль над проектом «Сахалин-2», заставив иностранцев в лице англо-голландской Royal Dutch/Shell и японских Mitsui и Mitsubishi уступить часть своих акций. В то же время участников «Сахалина-1» обязали продавать весь добываемый газ тому же «Газпрому», разрушив их собственные планы по его импорту. До сих пор иностранные журналисты с удивлением вспоминают ту ситуацию - претензии к инвесторам возникли у неприметного до сих пор Министерства природы и его подразделения Ростехнадзора. В качестве давления были использованы данные о загрязнении 677 речек (этот факт больше всего удивил иностранцев - они признавались в том, что не могут понять, как можно было определить, кто какую речку загрязнял), нанесен ущерб популяции серого кита и произведена вырубка леса. Лес, киты и речки были оценены в $10 млрд, которые должны были стать сутью разбирательств с иностранцами, но Shell благоразумно уступил свою долю газовому холдингу страны. «Вы помните, что и там были проблемы», - напомнил Владимир Путин на встрече с руководителями иностранных энергетических компаний в свою бытность президента. Инвесторы помнили и больше не собирались идти в ненадежную Россию. Не будем забывать и том, как "Газпром" выбирал партнеров по Штокману - сначала широко разрекламировал проект, а затем резко заявил, что не будет делиться долей в месторождении, пригласив желающих просто поучаствовать в нем за газ. Затем он опять начал думать о привлечении инвесторов и это продолжается до сих пор, не добавляя компании позитивных откликов в иностранной прессе. Конфликт в ТНК-ВР также не пошел на пользу притоку иностранных инвестиций в отрасль.

На Западе вообще считают, что одной из причин ареста Михаила Ходорковского стало его желаний активно работать с иностранными компаниями и продажа 25% акций Chevron. Иностранцы уверены, что русские компании имеют технологии геологоразведки, которые позволяют им бурить нефтегазоносные скважины с вероятностью в 70-80%, тогда как в США этот показатель достигает лишь 40%. Именно эту технологию и не хотели выпускать из России, напугав инвесторов арестом МБХ, считают некоторые журналисты на Западе.

С таким багажом отношений инвесторов, Россия встретила кризис. Но пока цены на нефть были высоки, можно было диктовать свои условия, сейчас же это сделать очень сложно, поэтому в стране вновь заговорили о иностранных партнерах. Для начала вспомнил о них Владимир Путин, пригласивший Shell - самую, по сути, обиженную на Россию компанию в проект "Сахалин-3", а затем на эту тему высказался глава крупнейшей российской нефтяной компании Сергей Богданчиков. «Отвечая на вопрос, нужно ли привлекать иностранные компании, я отвечу, что да, нужно. Но на новых условиях», - заявил Богданчиков, выступая на форуме «ТЭК России в XXI веке».

Почему это происходит? Причин тут может быть несколько:

  • Необходимость осваивать новые месторождения для восполнения падения добычи. Новые месторождения повсеместно находятся в труднодоступных районах страны, на работу в которых российским компаниям необходимы и средства и технологии. Например, гордость Газпрома - Штокман, бурился на глубине 400 метров, тогда как Exxon уже добурилась до газа на побережье Австралии на глубине в десять раз больш
  • Необходимость осваивать шельф. Пока его могут осваивать "Газпром" и "Роснефть", но денег у компаний просто нет. Сергей Богданчиков сообщил, что объем необходимых инвестиций на развитие «бесспорной» зоны шельфовых месторождений до 2050 года составит свыше 61 трлн руб. Из заявленной суммы 45 трлн руб. капвложений потребуется на освоение шельфовых месторождений, 16 трлн - на геологоразведочные работы. Есть еще и спорные территории - на их освоение потребуется еще около 10-12 трлн. А ведь спорные территории - это те, за которые России еще предстоит бороться в Арктике. Нужно будет предоставить мировому сообществу и, прежде всего Канаде, что-то более серьезное, чем флаг на дне океана. Со своей стороны, министр природных ресурсов Юрий Трутнев добавил, что еще 1,5 млрд рублей понадобится на завершение работ по определению границ российского шельфа (с учетом спорных территорий). Но, учитывая набегающую цифру в 73 трлн рублей, это уже и деньгами считать не хочется. Так вот этих средств у компаний и государства просто нет! Кажется, что адеватным именно здесь будет привлечение иностранных инвесторов - месторождения тут такие, что попробуй еще найди нефть, а потом договаривайся об условиях
  • Можно вполне серьезно рассматривать вариант о том, что власти России начали проявлять интерес к иностранным компаниям под воздействием нефтегазового лобби. Российские компании рвутся из страны, практически поделив все крупные месторождения внутри ее. Теперь им нужен выход на сбыт и переработку в Европе, чтобы получить большую прибыль в дальнейшем на более доходном европейском и американском рынке. Заигрывания властей страны с иностранными инвесторами вполне может быть попыткой примириться с ними для адекватного отношения к российским компаниямНе будем забывать, что здесь свою роль может играть и личность президента. В своей статье "Россия, вперед!" он уже отметил, что пора переходить к инновационному пути развития. Хорошие отношения с иностранными компаниями, вкупе с их технологиями позволят России поправить свой имидж и развивать науку и производство
  • В настоящее время появились зачатки новых инвестиций со стороны иностранных компаний, которые стремятся получить контроль над российскими активами в условиях финансовых проблем у последних. Характерно, что наибольшую активность проявляют китайские компании, которые смогли накопить достаточный капитал для экспансии в энергетической сфере России и других нефтегазодобывающих стран. «Китайцы рвутся к нам с мешками денег», о чем мы уже упомянули выше. Может быть, опасения того, что китайская экспансия может зайти далеко, а присутствие только одной страны не увеличивает сумму сделок, власти страны решили призвать инвесторов.

О каких новых условиях для инвесторов в данной ситуации может идти речь?

Сергей Богданчиков заявил, что одним из таких условий является участие иностранных компаний в финансировании проектов по разработке месторождений в целом. «Иностранные партнеры должны участвовать в финансировании всего проекта, а не отдельно своей доли», - пояснил он. Кроме того, иностранные недропользователи должны предлагать российским компаниям участие в проектах в своих или третьих странах. «Они должны открыть рынки, которые они сами представляют», - уточнил Богданчиков и добавил, что иностранцы должны участвовать в создании инфраструктуры регионов и оказании сервисных услуг.

Таким образом, российские компании четко обозначают ситуацию, при которой они готовы работать с иностранцами - допуск к месторождениям или доля на рынке в Европе. Проще всего здесь дело обстоит у "Газпрома" - компания уже имеет ряд общих проектов с партнерами (Южно-Русское месторождение с BASF, проекты с ENI, по которым газовый холдинг получит долю в месторождении Elephant в Ливии и другое), а также существующие точки сбыта в Европе - в той же Италии, где компания лично обсуживает более 3 000 покупателей газа. Но здесь проще - газовый холдинг расплачивается скидками на газ и гарантиями поставок. С нефтью же дело обстоит несколько сложнее, ведь никто не заключает долгосрочных поставок, покупая в момент необходимости, значит для обмена нужно предлагать что-то аналогичное.

Что реально могли бы предложить власти страны и российские компании своим иностранным партнерам?

Вторая часть статьи

Источник : Neftegaz.RU