USD ЦБ — 56,07 −0,20
EUR ЦБ — 63,01 +0,09
Brent — 53,35 −0,95%
четверг 25 мая 15:37

Последние новости

Аналитика // Интервью

М.Зайдуллин: «Одна из ключевых задач инновационного центра «Сколково» – Экспорт технологий»

09 февраля 2017 г., 17:43Neftegaz.RU3283

Марат Зайдуллин, руководитель Нефтегазового центра «Сколково»:

Расскажите, чем занимается кластер энергоэффективных технологий, для каких отраслей разрабатываются эти технологии, насколько они востребованы сегодня.

Начнём с того, чем занимается «Сколково» в целом, наш Нефтегазовый центр - это всего лишь одно из направлений. «Сколково» - это инновационный центр, огромная территория, которая будет окончательно застроена к 2021-22 году. Цель его создания - с одной стороны, создание локального инновационного центра, а с другой стороны - поддержка инновационного развития России по пяти направлениям: -технологии, энергоэффективные технологии, биомедицинские технологии и сельское хозяйство, космические и телекоммуникационные технологии и ядерные технологии.

В сегмент энергоэффективности входит несколько тем - очень большое направление «генерация энергии, её передача и хранение», включая такие тренды последних лет, как Smart grid, Smart City и т.д. Второе направление - это энергоэффективность со стороны потребителей - крупных промышленных компаний, жилищно-коммунального хозяйства и других смежных областей. И третья крупная тема, по которой работает Нефтегазовый центр в составе Кластера энергоэффективных технологий - это энергоресурсы, нефтегазовое направление, всё, что связано с добычей, переработкой, транспортировкой углеводородов. Соответственно, наша задача - в первую очередь поддерживать инновационные проекты, как в составе малых компаний, стартапов, так и в составе крупных компаний. У нас есть два формата резидентов: первая - это стартапы, которых в Сколково на сегодняшний день уже более полутора тысяч, а в Нефтегазовом центре - порядка 120 компаний, а вторая - это исследовательские центры партнеров. Крупные компании могут стать нашими партнёрами и также размещать здесь свои НИОКР-подразделения и получать такие же льготы и преференции, как стартапы. В отличие от исследовательских центров партнёров, стартапы, кроме льгот, могут претендовать на различные меры поддержки, как финансовые в виде грантов, так и помощь в развитии - поиск инвестиций, поиск партнёров, объектов для испытаний и тому подобное. Вот чем мы занимаемся.

Насколько востребованы разработки?

Востребованы и с каждым годом все больше. Для начала, стать резидентом «Сколково» непросто. Для этого нужно получить заключения внешних экспертов, которые должны оценить этот проект - конкурентоспособность этих разработок на международном уровне, насколько проект инновационный, насколько проект коммерчески может быть выгодным и так далее. Поэтому те компании, которые становятся резидентами «Сколково», уже прошли серьёзный фильтр. В большинстве случаев это довольно качественные разработки, качественные проекты, которые будут готовы к масштабированию. У нас много проектов, они находятся на разных стадиях: кто-то приходит с проектом на уровне идеи и чертежей, но если у команды есть некая концепция и план развития - уже можно стать резидентом, создать компанию и получать поддержку. Есть компании, которые уже имеют свой бизнес, но они решили развиваться дальше, создавать новые версии продуктов - они тоже могут стать резидентами «Сколково». Эти компании уже известны на рынке - им, конечно, проще. Диапазон зрелости проектов у нас высокий, историй успеха много. В 2016 году уже более 15 участников Нефтегазового центра продавали свои продукты и услуги за рубежом, и их количество продолжает расти.

Много ли заявок? Ведётся ли статистика?

Да, такая статистика ведётся. Из всех поступающих заявок проходит примерно треть, а до финансирования доходит ещё меньше, на этом этапе проводится гораздо более серьезная экспертиза. До финансирования доходит каждый десятый, поэтому те проекты, которые у нас поддерживаются, - это действительно качественные интересные проекты, которые в перспективе могут выходить и уже выходят на международный рынок. Поэтому одна из ключевых задач инновационного центра «Сколково», хоть он и занимается поддержкой инновационных технологий в России, - чтобы Россия становилась экспортёром технологий, а не только производила их для собственных нужд.

В свете тематики нашего интервью - а мы говорим сегодня про нефтегазовую отрасль - расскажите поподробнее о проектах, занимающихся технологиями от разведки и добычи углеводородов до повышения энергоэффективности именно в нефтяной и газовой промышленности. Сколько таких проектов? Насколько эти разработки востребованы в российских компаниях? Как они используют то, что здесь вы вырастили, поддержали и выпустили в мир?

Как я сказал, участников нефтегазовой отрасли у нас порядка 120, а если добавить к ним другие, применимые в нефтегазовой отрасли, направления из области энергетики, -технологий и т.п., то получится в общей сложности 150 компаний, которые предлагают технологии для нефтегазовой отрасли. Наших подопечных - стартапы - в последнее время воспринимают всё более позитивно. Я пришёл в Фонд «Сколково» в 2013 году, и уже в течение нескольких лет наблюдаю, как у крупных нефтегазовых компаний существенно меняется отношение к инновациям и малым инновационным компаниям в лучшую сторону. Возможно, здесь сыграл свою роль и бренд Фонда «Сколково», который в последние годы сильно повысил свой рейтинг. Сейчас все ключевые компании отрасли знают, что проекты, которые им предлагает к рассмотрению Фонд «Сколково», имеют высокий технологический уровень и компетентную команду. У нас налажены партнёрские отношения практически со всеми потребителями, которые могут применять эти технологии - и с ВИНКами, и с нефтесервисными и инжиниринговыми компаниями, а также производителями оборудований. Понятно, что не все технологии доходят до внедрения в каждой нефтегазовой компании, но в целом, если какая-либо технология интересна крупной компании, то она как потребитель заинтересована в том, чтобы эти инновации внедрять.

В качестве самого яркого примера партнёрских взаимоотношений приведу компанию «Газпром нефть», с которой у нас подписано партнёрское соглашение и определён показатель, сколько технологий, готовых для внедрения, мы должны представить. Раз в полгода у нас с «Газпром нефтью» проходят сессии, где мы совместно рассматриваем поступившие или вышедшие на новую стадию развития проекты, и 40-50% проектов доходят до внедрения.

Вы даёте какие-то рекомендации, что вот именно этот проект надо внедрить? Какие проекты вы рекомендуете?

В большинстве случаев мы знаем потребности наших партнёров, отбираем и фильтруем кандидатов. Я уже говорил, что отношение к «Сколково» позитивное - компании видят, что мы не показываем вечный двигатель, что те команды, которые мы приводим - это ответственные и исполнительные компании, которые не бросят потом или не закопают проект. Успешных примеров много. В области нефтепереработки самый успешный проект - компания РРТ из Санкт-Петербурга, которая прошла с нами всю историю Фонда «Сколково» практически с его основания и получила все возможные меры поддержки. Эта компания предлагает технологии нефтепереработки, которые практически не имеют аналогов в мире. Мы помогали вывести свои технологии на международный рынок - в Китай, в Индию и другие страны. У них подписано соглашение о партнёрстве с одной из крупных международных инжиниринговых компаний , то есть их технологии, которые мы им помогли развить с помощью грантовых средств, уже во всем мире продаются и внедряются.

В области добычи компаний больше, порядка 60% наших нефтегазовых резидентов, немного - около 10% - компаний, занимающихся разработкой технологий в области транспортировки нефти и газа, и около 30% - это нефтехимия и нефтепереработка. Приведу пример успешной компании в области добычи, но это не совсем стартап. Это нефтесервисная компания TGT Oilfield Services, изначально работавшая в Татарстане, но сейчас вышедшая на международный уровень. Это серийные инноваторы - у них есть и научно-технический центр в Казани, и семь дочерних компаний-резидентов в «Сколково» под разные технологии - они рекордсмены по количеству резидентов в «Сколково». Мы готовы поддерживать такие команды, в том числе грантами, которые получили уже два проекта компании. Вот яркий пример того, что уже относительно большие компании, сами не так давно бывшие стартапами, у которых есть идеи, могут приходить в «Сколково» и получить поддержку, как финансовую, так и маркетинговую.

Из примеров компаний - стартапов, которые только-только начинают выходить на рынок, наиболее перспективной является компания «Перфобур», которая занимается продлением срока жизни зрелых месторождений, что для России очень актуально. Это технология радиального бурения, которая позволяет увеличить продуктивность старой скважины в несколько раз, при этом стоит дешевле в несколько раз, чем все известные сегодня методы. В этом году они впервые выходят на промышленное бурение в скважинах «Башнефти», «Газпром нефти», и уже десять компаний ждут эту технологию.

Это только российские компании? Зарубежные пока не покупают такие проекты - например, в Индии, в Китае?

Нет, почему, по нашей статистике, из наших нефтегазовых резидентов в прошлом году порядка 12 компаний работали за рубежом. Мы стараемся расширить географию их деятельности, советуем выходить на международный рынок и поддерживаем их в этом.

А зарубежные стартапы могут приходить в «Сколково» и получать поддержку?

Да, но их не так много. Нам это интересно, мы ездим за рубеж, ищем малые и средние инновационные компании, которые хотели бы выйти на российский рынок, но случаи такие единичные.

Фонд «Сколково» не первый год участвует в выставке «Нефть и газ» / MIOGE, расскажите, как Вы оцениваете эффективность участия? В чём выставка помогает Кластеру? Представленные на стенде «Сколково» разработки всегда вызывают большой интерес. Почему важна демонстрация именно на выставке?

Все компании, которые участвуют у нас и в MIOGE, и в выставках за рубежом, довольны, но в деньгах нам сложно мерить эффективность участия. Контактов полезных получается много, заинтересованность тоже очень высокая. На нашем стенде, в отличие от повторяющихся из года в год стендов крупных компаний, каждый раз представлен новый набор из 10-12 действительно инновационных технологий. Для посетителей наша экспозиция всегда интересна. Наши резиденты получают достаточно много контактов, а уж во что они выливаются с точки зрения бизнеса - лучше спросить напрямую у компаний. Цикл продаж в нефтегазовой отрасли достаточно длинный, и контакт, полученный в 2015 году, может только в 2017 году выстрелить в какой-то коммерческий заказ. Сначала полгода могут идти переговоры, потом полгода - испытания, потом полгода - заключение контракта, и в 2017 году компания только выходит в поле. Мы качественно опрашиваем наших резидентов, насколько понравилось, довольны ли контактами, чтобы мы могли дальше использовать эту информацию. Для меня мерой успешного участия в выставке является желание участвовать на следующий год. Часто бывает, не будем называть некоторые выставочные проекты, один год поучаствовали, спрашиваем - на следующий год поедете? - нет, бесполезно. На MIOGE у нас всегда желающих по три компании на место.


Neftegaz.RU context