USD ЦБ — 57,96 +0,03
EUR ЦБ — 61,39 +0,13
Brent — 56,26 +0,72%
вторник 28 февраля 15:14

Аналитика // Нефть и газ

Балансирующий фактор

09 января 2017 г., 14:12М. КутузоваNeftegaz.RU1136

сланцевая нефть, добыча, схемаЗа последние 5 лет Соединенные Штаты значительно нарастили нефтедобычу, главным образом за счет разработки сланцевых месторождений.

Средний темп прироста объемов извлечения нефти превысил 10% в 2012-2014 гг. Сланцевая революция оказалась шоком как для стран-экспортеров, так и для всего мира. Скорость, с которой увеличивалась добыча нефти в 2010-2014 г (так, в 2014м она выросла на 2 млн баррелей в сутки), - это небывалый темп для мировой нефтегазовой промышленности в целом.

Победителей не судят

По словам аналитика норвежской Rystad Energy А. Абрамова, сланцевая революция является результатом применения для ранее считавшихся трудноизвлекаемыми запасов (ТРИЗ) совокупности технологий, которые давно были известны и применялись на традиционных залежах газа и нефти многие годы - кустовое бурение, гидроразрыв пласта. Но именно в сланцевой индустрии компании смогли подобрать идеальное сочетание этих технологических решений: прежде всего, одновременное применение горизонтального бурения и гидроразрыва пласта привело сланцевых разработчиков к успеху. Еще 20-30 лет назад развитие этих технологий было на другом уровне, который не позволял эффективно разрабатывать сланцевые запасы нефти и газа. Затем издержки упали, проекты стали рентабельны, и все это в целом привело к небывалому росту активности.

Согласно оценкам Rystad Energy, с начала 2016 г из-за падения цен на нефть на мировых рынках в США существенно возросло число банкротств среди разработчиков сланцев. Однако их гораздо меньше, чем прогнозировали ранее многие эксперты. Часть американских компаний продала крупные лицензионные участки со сланцевыми запасами. «Основные покупатели - различные инвестиционные фонды, - утверждает А. Абрамов. - Финансовое сообщество считает, что нефтегаз с начала текущего года находился на самом дне и являлся идеальным объектом для поглощений и инвестиций. В 2016 г началась активная скупка этих активов, хотя они наименее прибыльны в текущих условиях. Добывающие компании, как правило, оставляют себе участки с самыми прибыльными скважинами, наиболее эффективные для освоения активы. Что произойдет в 2017-2018 г, когда цены на нефть начнут расти? Вряд ли мы увидим прежнюю скорость увеличения добычи. Она будет расти медленно. Но будет увеличиваться и глобальный спрос на нефть. Удовлетворять его будут, прежде всего, поставки сланцевой нефти из США, а также традиционных запасов из Саудовской Аравии и других стран-членов ОПЕК. В этом году мы наблюдаем избыток предложения на рынке примерно в 1 млн баррелей в сутки. Но эта разница между спросом и предложением может быстро сократиться».

Как отмечает Н. Иванов, заведующий сектором «Энергетические рынки» Института энергетики и финансов, сланцевая революция в США имела целый ряд необратимых последствий, как цепная реакция, прокатившаяся и охватившая все мировые энергорынки. По словам ученого, начало сланцевой революции было положено в 1999 г, когда техасский геолог Д. Митчел после многократных попыток (в течение почти 20 лет) добыл газ на пласте Барнетт и смог сделать это выгодно. «В 2008 г уже больше половины американского газа добывалось из нетрадиционных источников: сланцевый газ, метан угольных пластов, газ плотных пород. Адаптация этих технологий к конкретным условиям стала главным двигателем сланцевой революции», - отмечает Н. Иванов.

Со временем технологии, применявшиеся для разработки сланцевого газа, были распространены и на добычу сланцевой или, как ее еще называют, нефти плотных пород. Новый источник углеводородного сырья быстро стал полноценным игроком на мировом энергетическом рынке. В США, ранее крупнейшем импортере нефти в мире, стали постепенно отказываться от ее поставок из-за рубежа, что привело к перекройке устоявшегося порядка на мировом нефтяном рынке. По своему воздействию на рынок американская сланцевая нефть долго оставалась незаметной, поскольку ее разработка компенсировала сокращение экспорта из Ливии и Ирака, а также Ирана. Когда же эти страны стали восстанавливать свои позиции, рост добычи в США стал настоящим шоком для рынка, вызвавшим падение цен на сырье. Диспропорции на рынке накапливались и «нарыв» лопнул осенью 2014 г, когда избыток предложения больше нельзя было игнорировать. Нефтепродукты из Соединенных Штатов устремились в Африку, АТР и Латинскую Америку (даже в Венесуэле сегодня ездят на американском топливе), а также стали конкурировать на европейском рынке с российскими поставками.

Среди наиболее важных событий последнего времени - снятие ограничений на экспорт сырой нефти, которые были введены 40 лет назад. В начале мая 2016 г японская TonenGeneral получила 1ю партию американской сырой нефти примерно в 1 млн баррелей, доставленную танкером класса Suezmax для переработки на НПЗ Kawasaki. За ней последовала партия американской сырой нефти и конденсата для японской Cosmo Oil в размере 1 млн баррелей. «Рост производства сланцевой нефти в США привел к глобализации поставок: недавно начавшийся экспорт нефти из Соединенных Штатов быстро стал балансирующим фактором для мирового рынка. В мае США вошли в 10 ключевых поставщиков нефти в Японию», - отмечает эксперт Platts Д. Хенли.

Развитие ситуации с ценами на мировом рынке показало, что американская сланцевая нефтедобыча может адаптироваться к разным условиям: коммерческим и технологическим вызовам. В Соединенных Штатах продолжают вводиться в разработку не только сланцевые запасы. Один из последних ярких примеров - запуск в эксплуатацию компанией Shell в сентябре этого года самого глубоководного в мире месторождения Стоунз в Мексиканском заливе. К концу 2017 г Shell рассчитывает выйти на нем на уровень добычи в 50 тыс баррелей н. э. Месторождение было открыто в 2005 г в 320 км к юго-западу от Нового Орлеана (американский штат Луизиана) на глубине воды в 2,9 км. Его извлекаемые запасы оцениваются более чем в 250 млн баррелей н. э., а ресурсный потенциал превышает 2 млрд баррелей н. э.

Оператор проекта - концерн Shell - выбрал в качестве технического решения для освоения Стоунз плавающую платформу FPSO (floating production, storage and offloading). В целях экономии при создании FPSO был использован танкер типа Suezmax, переоборудованный на верфях Keppel в Сингапуре по проекту SBM Offshore. Глубоководные проекты Shell уже сегодня приносят компании 600 тыс баррелей н. э. в сутки, а к 2020 г компания рассчитывает выйти на 900 тыс баррелей н.э. в сутки. Компания гордится тем, что ей удалось реализовать глубоководный проект и получить значительное сокращение расходов посредством инноваций. Потенциальный эффект от новых решений в строительстве скважин должен принести около 1 млрд долл США экономии.

Американская добыча нефти - новый балансирующий источник поставок. По словам Николая Иванова, если раньше только Саудовская Аравия и Кувейт могли быстро нарастить или сократить добычу, теперь и Соединенные Штаты обладают сходной возможностью. Ценовая война стала еще одним этапом мировой энергетической революции. В ноябре 2014 г, когда ОПЕК решала, что ей делать в условиях низких цен, Саудовская Аравия настояла на том, чтобы не сокращать добычу нефти. В декабре 2014 г бывший министр нефти королевства Али аль-Наими заявил в интервью одному арабскому изданию, что в условиях переизбытка предложения на рынке должны остаться только эффективные производители. В сентябре 2016 г ОПЕК объявила о возможном сокращении добычи нефти, которое предполагается обсудить на ближайшей встрече членов картеля. В то же время прогнозируется дальнейший рост сланцевой индустрии в США. По информации компании Pioneer Natural Resources, разработка сланцевых месторождений в Соединенных Штатах выгодна и при ценах на нефть ниже 30 долл США за баррель.

Что касается сланцевого газа, вплоть до 2040 г прогнозируется последовательное увеличение его добычи: более 1 трлн3 ф в год. По мнению британской аналитической компании Douglas-Westwood, инициированные в Соединенных Штатах проекты по производству и экспорту сжиженного природного газа стимулируют активность на рынке. По прогнозам экспертов DW, в ближайшие пять лет основные потоки инвестиций в новые СПГ-проекты пойдут на североамериканский рынок: 36% глобальных расходов в этой отрасли в прогнозируемый период, или 105 млрд долл США в течение пяти лет. К 2021 г в этом регионе будут сосредоточены 17% из общего объема мировых мощностей по производству сжиженного природного газа, по самым консервативным оценкам. В этом году американский СПГ вышел на мировые рынки. Согласно оценкам экспертов, основные перспективы его продаж связаны с поставками на рынки АТР, Великобритании, Португалии и Испании. Приход американского сжиженного природного газа в последние две европейские страны может серьезно отразиться на ценах и объемах поставок катарского СПГ и алжирского трубопроводного газа.

Впереди низкоуглеродное будущее?

По данным министерства энергетики США, возобновляемая энергетика вышла на первое место по приросту мощностей в стране. В прошлом году доля электроэнергии, производимой в Соединенных Штатах благодаря ВИЭ, достигла 13%. Согласно плану развития возобновляемой энергетики президента Б. Обамы, к 2030 г доля «зеленой энергии» должна выйти на показатель в 28%. Борющаяся за президентское кресло Х. Клинтон заявляла о том, что будет стремиться довести эту цифру до 33% к 2027 г.

По словам Н. Иванова, в декабре 2015 г бюджетный размен в Конгрессе США привел к отмене ограничений на экспорт нефти, а в ответ администрация Б. Обамы получила одобрение продления на пять лет государственных субсидий, выделяемых в Соединенных Штатах на возобновляемую энергетику. Какой бы ни был исход президентских выборов в ноябре, страна все равно будет двигаться по низкоуглеродной траектории развития энергетики. «Возможно, эти пять лет станут переломными: на мировом рынке может резко сократиться спрос на нефть. Так, например, в Калифорнии через пять лет будет серьезно ограничено пользование автомобилями с двигателями внутреннего сгорания. Это крупнейший автомобильный рынок в мире: ведущие международные автомобилестроительные компании стараются соответствовать правилам прогрессивного американского штата. Уже сейчас компании, если они хотят работать на калифорнийском рынке, должны выпускать определенную долю электромобилей, гибридов или автомобилей, работающих на топливных элементах», - рассказывает российский эксперт. У Калифорнии есть еще один стимул для перехода на возобновляемую энергетику: компания Tesla, лидер на мировом рынке электромобилей, крупнейший работодатель в этом штате.

Среди американских разработчиков сланцевой нефти бытует мнение, что приход к власти Х. Клинтон может серьезно подорвать американскую индустрию разработки нетрадиционных запасов. Предполагается, что если ставленница Б. Обамы сможет победить Д. Трампа в гонке за пост президента Соединенных Штатов, то это приведет к серьезным проблемам для инвестирования в разработку американских ТРИЗ.

У демократов 2 лагеря: один из них (Б. Сандерс, Э. Уоррен) настаивает на запрете использования углеводородного сырья, а второй (Обама, Клинтон) - на «чрезмерном» регулировании нефтегазовой промышленности. Изменения в налоговом регулировании сланцевой индустрии и введение жестких ограничений на выбросы метана (последние могут привести к сокращению добычи в США на 1 млн баррелей в сутки) могут стать серьезным препятствием для привлечения инвестиций в бурение.

Интересный факт, несмотря на ставку демократов на «зеленую энергетику», американское нефтегазовое лобби, ранее традиционно ориентированное на республиканцев, поддержало Х. Клинтон и направило на ее предвыборную кампанию большие финансовые пожертвования (более 6,9 млн долл США). Д. Трамп, выступая на нефтегазовой конференции в мае в Северной Дакоте, заявил о готовности поддерживать национальную нефтяную отрасль и отказаться от природоохранного регулирования. «Мы собираемся отказаться от моратория на добычу энергоресурсов на федеральных участках. Отзовем ограничения, наложенные на применение новых технологий в бурении. Собираемся отменить Парижское климатическое соглашение», - заявил Д. Трамп нефтяникам. Дерегулирование добычи нефти, газа и разработки угля является частью республиканского «энергетического плана». Однако у нефтяного лобби к нему скорее настороженное отношение.

Летом этого года Москву посетил К. Пейдж, советник кандидата от Республиканской партии Соединенных Штатов. Возможное сотрудничество с Российской Федерацией К. Пейдж рассматривает через перспективы будущего взаимодействия трех стран - США, Китая и России. Их основой могут стать взаимная заинтересованность в том, что эти государства могут получить друг от друга. Так, от России США и Китай ожидают поставок природных ресурсов, от Соединенных Штатов два других партнера могут получить технологии и доступ к рынкам капитала, от Китая - инвестиции. Тем не менее, отвечая на вопрос, согласен ли К. Пейдж со сравнением Российской Федерации с гигантской бензоколонкой (такое мнение во время прямого эфира на CNN высказал сенатор-республиканец Д. Маккейн), советник Д. Трампа уверил аудиторию в том, что, по его мнению, это плохое сравнение. «Я считаю, что Россия способна предложить США сотрудничество не только в энергетической промышленности, но и во многих других отраслях, а Соединенные Штаты могут предложить Российской Федерации доступ на рынок своего капитала и новейших технологий», - утверждал К. Пейдж, выступая в Москве.

По мнению советника Д. Трампа, новая внешняя политика США в отношении России, Средней Азии и Китая должна строиться на «упреждающих шагах в направлении взаимного уважения, равенства и взаимной выгоды». Отметив «китайское экономическое чудо», К. Пейдж вторым по важности событием, изменившим с начала ХХI века Евразию, обозначил лидерство России в качестве ведущего нефтедобывающего государства, начиная с 2009 г. Одной из центральных тем в «Большой игре» в геополитику является конкуренция на мировом энергетическом рынке. Сейчас противостояние между Соединенным Штатами, Китаем и Россией разворачивается, по его мнению, через соперничество в Центральной Азии. Однако, на его взгляд, есть целый ряд областей, в которых возможно сотрудничество между нашими странами. С 2007 г. в энергетическом секторе произошел настоящий технологический прорыв: в США для разработки сланцевых запасов были разработаны новые технологии и методы. Советник Трампа предлагает сделать их одним из главных направлений сотрудничества Соединенных Штатов с Россией и Китаем.


Neftegaz.RU context