USD ЦБ — 59,44 +0,04
EUR ЦБ — 69,25 −0,46
Brent — 51,47 +1,14%
четверг 27 июля 19:56

Аналитика // Проекты

Компания «ГридПоинт Дайнамикс» провела анализ ситуации в нефтегазовой ИТ-отрасли в секторе «Поиск, разведка и разработка месторождений»

26 апреля 2016 г., 15:07Б.Г. Левин, к.э.н., Президент ООО «ГридПоинт Дайнамикс»Neftegaz.RU1928

"Мы не просим бюджетных денег - мы просим вести с нами дела честно"

Российская компания «ГридПоинт Дайнамикс» - разработчик программного обеспечения для задач поиска, разведки и разработки нефтегазовых месторождений. Мы провели анализ достаточно унылой ситуации, которая на сегодня сложилась в нефтегазовой ИТ отрасли, а конкретно в указанном секторе.

Доля импортного ПО сохраняется на уровне 93-100%.

Сегодня в нефтегазовой промышленности РФ процент использования импортного ПО колеблется от 93 до 100%. И эти данные прежде всего касаются программ для сейсмическое интерпретации и геологического моделирования (рис. 1).

Ежегодно наши НК перечисляют зарубежным партнерам только за ПО в области поиска, разведки и разработки до 10 млрд рублей.

Т.е. за последние 10 лет мы профинансировали иностранных производителей ПО на 100 млрд рублей. И это только Россия, и только в области «Поиска, разведки и разработки».

На рис. № 2 приведены примеры закупок некоторых наших НК за последние несколько месяцев, из которых видно, что по-прежнему все закупки обосновываются как безальтернативные или как у единственного поставщика.

Нас пытаются сегодня убедить в том, что альтернативы зарубежным продуктам нет, о чем свидетельствует продолжающаяся политика неконкурентных закупок и условий тендеров, а как следствие, настоящая дискриминация разработчиков отечественного ПО.

Приведенные данные по закупкам ПО в области поиска, разведки и разработки месторождений на 2016 год взяты из открытых источников - Закупки.гов.ру.

Отечественным разработчикам ПО отказано даже в праве принять участие в конкурсе.

Делается это либо в силу инертности и полного безразличия к теме импортозамещения, либо в силу некомпетентности и неинформированности о российских аналогах.

Кроме крупных нефтяных компаний пользователями наших программ могли бы стать российские инженерные компании. Но и они отказываются от отечественных разработок. Почему? Участвуя в тендерах на инженерные работы, они обязаны принимать жесткие условия тех же нефтяников работать на конкретных программах иностранных производителей.

И это не исключение, а удручающая реальность.

Есть ли альтернатива «Безальтернативным закупкам»?

Только у одной отдельно взятой российской НК в 2016 году запланировано приобрести ПО в области поиска, разведки и разработки почти на 1 млрд рублей, из которого 93% - импортное ПО (рис. № 3). И эти закупки, как видно из рис. № 4 объявляются либо как безальтернативные, либо как у единственного поставщика.

НО альтернатива есть! Весь цикл от обработки сейсмики до гидродинамики уже сегодня можно выполнить на отечественном ПО.

Может быть многие будут удивлены, но есть целый ряд отечественных разработчиков ПО, которые на энтузиазме и за счет частных инвестиций создавали и продолжают развивать продукты, способные составить достойную конкуренцию зарубежным аналогам и закрыть практически всю линейку программ за исключением некоторых специальных решений, которые используются достаточно редко, а специалистов, владеющих такими решениями крайне мало.

Доказательством служит тот факт, что в Центральной Геофизической Экспедиции ежедневно на 70 рабочих местах используется отечественное ПО по интерпретации сейсмики и геологическому моделированию.

За последние годы выполнено более 300 проектов, включая Самотлорское месторождение с 18 тысячами скважин, Белый Тигр (Вьетнам), проекты в Индии, Ираке и другие зарубежные проекты.

Все проекты прошли защиту в ЦКЗ и ЦКР, а программы одобрены и рекомендованы к использованию.

Сколько стоит написать программный комплекс в России?

На примере таких компаний, как наша, наглядно поясним, что такое 100 млрд руб. за десять лет (рис. 5).

Бюджет ИТ компании из 50 специалистов не превышает 100 млн руб. в год. Если исходить из того, что 1 программист пишет минимум 50 строк кода в день, а сложный программный комплекс может включать в среднем 2-3 млн строк кода, то несложно подсчитать, что за тот же период в данном ИТ секторе могло одновременно работать минимум 100 таких компаний, которыми было бы написано не менее 40 млн строк кода в год, что за 10 лет соответствовало бы более 100 полноценным программным комплексам, решающим задачи поиска, разведки и разработки месторождений.

А таких крупных комплексов на сегодня всего 4. А вместе со вспомогательными и специализированными - 18

Перспективные направления развития российских программных комплексов.

На рис. № 6 показаны основные и специализированные комплексы, которые полностью закрывают всю линейку программ в области поиска разведки и разработки месторождений. Их размеры условно соответствуют значимости и трудоемкости решаемых задач.

Рисунок № 6. Альтернативное российское ПО в области поиска, разведки и разработки месторождений УВ

Черным цветом обозначены пробелы в отечественном ПО, что как видно составляет незначительную часть, которая при наличии спроса и заинтересованности НК может быть восполнена за год-два.

Как видно из рисунка ситуация вовсе не такая критическая, как НК ее описывают.

«ГЕОПЛАТ ПРО» - российская альтернатива иностранному программному обеспечению.

Отечественная компания «ГридПоинт Дайнамикс» разрабатывает программную платформу Geoplat - Pro, которая включает в себя такие комплексы, как Geoplat Pro-S - «Интерпретация сейсмических данных» и Geoplat Pro-G «3-х мерное геологического моделирование и подсчет запасов» (рис. 7).

Эти комплексы являются современным развитием известных в свое время российских предшественников DV-Discovery и DV-Geo, которые в силу финансовых проблем 90-х не стали коммерческими продуктами и отстали от иностранных конкурентов, хотя прошли широкую апробацию и были полностью пригодны к применению.

Сегодня мы многие проблемы решили и наверстали упущенное.

Именно поэтому говорить, что мы безнадежно отстали или что все нужно начинать с нуля - абсолютно неверно.

В ближайшее «ГридПоинт Дайнамикс» доработает модуль Geoplat Pro-RS - «гидродинамическое моделирование и разработка месторождений».

Кстати в формате BLACKOIL он будет включен в базу Геологического пакета, а не продаваться за отдельные деньги, как это делается иностранными разработчиками.

Мы считаем, что Pro-RS будет настоящим прорывом, поскольку обладает способностью гибкой настройки в кратчайшие сроки под любые месторождения и требования заказчиков.

Компания также работает над прототипом комплекса Geoplat - DM - «интегрированная платформа управления данными», которая позволит обмениваться данными и управлять проектами, созданными в ПО различных разработчиков, включая зарубежных.

Чем отличаются наши продукты от импортных.

1. Вся функциональность продуктов доступна уже в базовой версии. Нет разбивки на модули.

2. Открытость кода, позволяет Заказчикам дописывать собственные модули и решения.

3. Ценовая политика по сравнению с зарубежными аналогами достаточно гибкая, поскольку не зависит от колебаний курса доллара и евро.

4. Мы можем оперативно реализовать пожелания пользователей за счет собственного встроенного языка программирования.

5. Программы учитывают специфику нормативных актов и требований российских компаний и государственных органов.

6. У нас русскоязычный интерфейс и выходящая рабочая документация.

И, наконец, с нами легче обеспечить информационную безопасность, поскольку данные проектов не выходят за пределы компаний и РФ!

«Софтовые» мифы

Существует ряд ошибочных утверждений, широко распространенных в нефтяных компаниях, которые в основном обусловлены нежеланием специалистов низшего звена (пользователей ПО) ходить в булочную, которая находится за углом, пешком, а ездить за хлебом на внедорожниках.

Остановимся на некоторых утверждениях наших заказчиков, с которыми мы чаще всего сталкиваемся (рис. № 8).

Миф 1 . Зарубежному ПО нет альтернативы.

Это утверждение безусловно не корректно. Сегодня 80% задач в области «Поиска, разведки и разработки месторождений» может быть решено с помощью отечественного ПО. Да есть вопросы к интерфейсу и определенное отставание в наборе модулей для решения узкоспециализированных задач. Но, инженерные подразделения российских нефтяных компаний используют специальные решения зарубежного ПО лишь в 15-20% случаев.

Другими словами, до 80% проектов можно выполнять на отечественном ПО уже сегодня, и лишь для 15-20% случаев приобретать специализированные зарубежные решения.

В среднем в структурах НК используется от 100 до 300 рабочих мест специалистов в области «Поиска, разведки и разработки месторождений».

Большая их часть не использует все модули, которые закупаются по импорту, поскольку зачастую им не хватает квалификации.

Просто раньше мало кто считал деньги и брали, что называется, впрок.

Но если говорить о базовом функционале, то мы не можем согласиться с выше упомянутым тезисом.

Миф 2. Должна использоваться полная линейка ПО от одного разработчика.

Это утверждение неверно. Сегодня нет ни одного разработчика, способного предоставить весь набор универсальных функциональных возможностей пользователям. Более того, поскольку одинаковых месторождений не бывает - не бывает и универсальных или одинаковых программ. В некоторых случаях одни программы работают, а другие нет. Именно поэтому подавляющее большинство НК использует несколько однотипных программных комплексов от разных зарубежных разработчиков (Landmark, Paradigm, Roxar, Schlumberger).

Хочу также сказать и о рисках, связанных с использованием ПО от одного разработчика (например, из-за санкций некоторые иностранные компании ограничивают возможности использования их ПО на шельфовых месторождениях в России или увязывают продажу одного модуля с покупкой целого комплекса).

Миф 3. Невозможно передавать данные и результаты из зарубежных программ в отечественные и наоборот.

Это утверждение также неверно. И отечественные, и зарубежные производители ПО используют в большинстве случаев одни и те же стандарты, что позволяет в короткие сроки обмениваться данными и передавать проекты. И мы готовы содействовать такому переходу. Сегодня, к сожалению, не существует кнопки, которая позволяла бы делать это автоматически. Но ее нет и для зарубежных программ.

Но работы по созданию интегрированной платформы ведутся. Об этом недавно заявила Росгеология. Наша компания также работает в этом направлении. Мы знаем случаи, когда пользователи в полном составе переходили с продуктов «Лэндмарк» на «Шлюмберже», или с продуктов «Шлюмберже» на «Роксар» и т.д. и при этом таких разговоров, как сейчас, не было.

Миф 4. Переучивать специалистов долго и нет времени отрывать их от текущих проектов.

На самом деле срок обучения квалифицированного специалиста составляет от 3 до 5 дней. Кроме того, такие утверждения свидетельствуют о том, что в компаниях пользователей нет отлаженной системы обучения и восприимчивости к изменениям. Но это не относится к вопросам качества отечественного ПО.

Миф 5. Иностранное ПО уже закуплено. Нам что, его выбрасывать?

Нет, не нужно выбрасывать. Но мы видим, что продолжаются новые закупки иностранного ПО. Более того, за техническую поддержку импортного ПО сегодня в связи с изменившимся курсом рубля ежегодно уплачиваются суммы, сопоставимые со стоимостью новой отечественной лицензии.

Как результат всех этих мифов-утверждений в 2016 году продолжается неаргументированная дискриминация отечественных компаний. Они не допускаются к тендерам, которые объявляются безальтернативными или закупками у единственного поставщика.

И это не говоря о протекционизме, хотя на наш взгляд, такой инструмент должен быть также распространен и на отечественную ИТ индустрию.

Вот российский пармезан государство продвигает, при том, что он от итальянского по-прежнему отличается. При организации автомобильного производства в контракты включаются пункты о локализации смежных производств, в договоры о разделе продукции также включают условия о минимальной доле российских поставщиков промышленных товаров и услуг. А в ИТ этого нет. Более того продолжается, как сказано выше, самая настоящая дискриминация.

Нам рассказывают про рынок, но вы нам его покажите. На 7-8 основных нефтяных и газовых компаний в России приходится практически 95% всей добычи углеводородов. Доля средних и мелких производителей упала до величины погрешности.

Кроме того, подавляющее большинство НК одержано идеей построить коммунизм в отдельно взятой корпорации и продолжают строить вокруг себя заборы.

Здесь все свое: и проектные институты, и разработчики ПО, и буровые, и сервисные компании, заводы, банки, страховые компании, турагентства, похоронные конторы и все что хотите. Иногда количество дочерних и зависимых компаний доходит до нескольких сотен, и это было бы не нашим делом, если бы все они не получали контракты вне конкурсов.

Почти каждая НК одержима идеей внутри себя создать свою собственную Шлюмберже. Но извините, «Шлюмберже» потому и достигает таких технологических и финансовых результатов, что является независимым подрядчиком, работает в десятках стран на тысячи мелких, средних и крупных заказчиков. Т.е. они-то как раз в рынке.

Именно поэтому у нас, как говорит наш президент, за что ни возьмемся все время получается автомат Калашникова. Беремся не с той стороны.

И еще об одном аргументе - взаимопомощи и патриотизме.

Мы - разработчики ПО - готовы учитывать все пожелания наших заказчиков, готовы рисковать и вкладывать деньги. Мы готовы нанимать персонал и быть социально ответственными, развивать технологии, вкладывать свои интеллектуальные возможности и платить налоги. Но мы призываем наши "7 сестер" также взять на себя долю ответственности в решении задач импортозамещения.

Нужны не инвестиции, а возможность предложить свой продукт на открытых тендерах.

Российские разработчики не говорят сегодня о прямых инвестициях в разработку нового ПО. Речь идет об обычных закупках уже существующего продукта и за счет этого самофинансирования компаний, которые уже прошли путь становления и сейчас остро нуждаются в партнерстве с НК и в их заказах.

Мы - разработчики ПО - говорим:

- Не нужно полностью отказываться от импортного ПО.

- Дайте нам квоту в ваших бюджетах (скажем 20-30%) и просто сократите затраты, за счет оптимизации инструментов и решаемых с их помощью задач.

Это не несет рисков срыва производственных программ, зато принесет вам, нефтяным компаниям, ощутимую экономию, а нам столь необходимую поддержку и связь с вами.

А там сами решайте - увеличивать долю отечественного ПО или нет.

Что делать, чтобы импортозамещение ИТ для ТЭК стало реальностью?

Мы считаем, что сейчас крайне необходимо:

1. Дать определенную рыночную нишу отечественному софту и допустить к части того пирога, который ежегодно подается на стол иностранных производителей ПО.

В условиях монополии, это просто необходимо!

2. Правительству не финансировать потребителей ПО, а стимулировать их к закупкам уже существующих, разработанных независимыми отечественными производителями.

Трудно представить, что Газпром будет пользоваться ПО, разработанным Роснефтью, или Роснефть программами, разработанными Лукойлом и т.д. Не говоря уже о том, что потребуется еще 4-6 лет, чтобы написать 2-3 млн строк кода, протестировать и внедрить ПО.

Не нужно забывать и про научную часть. Научных специалистов, способных работать в производственном ритме, можно сосчитать по пальцам. На всех все равно не хватит.

3. НК должны взаимодействовать с нами на системной основе и проявлять заинтересованность в программе импортозамещения.

4. Они не должны дискриминировать отечественных производителей ПО в правах и ответственности, а также в коммерческих условиях контрактов. С иностранцами подписываются совершенно другие контракты.

Необходимо вовремя подписывать акты и производить оплату (сегодня этот процесс длится около года). Прибавьте время на разработку и тестирование ПО, минимум год на согласование контракта и год на оплату поставленных лицензий. Получается, что мы должны 6-8 лет финансировать проект на свой страх и риск.

5. НК не должны использовать нас и других поставщиков товаров и услуг как безвозмездных кредиторов. Сегодня российские ИТ компании оказываются на грани выживания, поскольку не в состоянии планировать объем оборотного капитала и отрезаны от возможности его финансирования банками. Да и кто рискнет брать кредит, когда прогнозировать сроки оплаты невозможно.

Процедуры согласования договоров в нефтяных компаниях закрыты и доведены до абсурда. Часто срок договора истек, а он все еще находится на согласовании у внутренних служб.

Найти лиц, ответственных за сроки невозможно. Сами договоры имеют форму оферты, не подлежат обсуждению и напоминают договор вампира со своей жертвой.

Даже арбитраж в третейском суде самой НК.

Штрафы за просрочку платежа ограничены или вовсе не принимаются, но только для НК. А вот поставщиков ПО укатывают по полной программе, причем даже если ПО поставляется бесплатно.

Есть примеры, когда НК полностью отказываются оплачивать уже поставленные по гарантийным письмам лицензии, а службы безопасности отсеивают «стартапы» по формальным признакам, поскольку их возраст менее 3-х лет, а численность менее 10-15 человек.

Как это ни парадоксально, но нам легче выходить на зарубежные рынки, где существуют тысячи различных по размеру и возможностям недропользователей, умеющих считать деньги и придерживающихся установленных норм бизнес-этики, чем биться головой о кирпичную стену.

У нас нет дифференциальной ренты!

У нас есть только мозги и энтузиазм! Но эти две субстанции очень подвижны и могут утекать!?

Заказчики ≠ Поставщики ≠ Рынок

Вот в Правительстве новая идея - еще жестче наказывать за задержку зарплаты. А за задержку погашения дебиторской задолженности монополистами вы не хотите наказывать?!

Подавляющее большинство их поставщиков находится в лежачем положении. Как вы себе представляете судебное разбирательство с единственным заказчиком, да к тому же в его третейском суде и на его территории?

В этом и кроется одна из проблем восприимчивости к новым разработкам ПО и постоянному выпрашиванию денег из бюджета. Кровь по венам не течет.

Мы не просим бюджетных денег - мы просим с нами вести дела открыто, на равных и с пониманием, того, что мы делаем общее дело и с соблюдением хотя бы элементарной бизнес этики.

Если Государство не хочет, чтобы весь отечественный нефтяной сервис окончательно испустил дух - должен быть утвержден типовой договор на поставку ПО, товаров и услуг, защищающий интересы не только получателей, но и поставщиков, имея в виду, что по большей части Государство и виновно в чрезмерной монополизации нефтегазового рынка.

Сегодня для инженерных, сервисных и ИТ компаний рынка нет (особенно привязанных к конкретным территориям) - он есть только для НК. Тысячи поставщиков и сотни тысяч их сотрудников зависят от десятка компаний, их бюрократических процедур и режима оплаты счетов.

Сегодня в крупных компаниях вообще нет системы делегирования полномочий. Ни одной бумажки невозможно подписать без первого лица. Производственные единицы не имеют полномочий расходовать средства и заключать договоры. Анализ причин этого явления - отдельная тема, но если коротко, то это крайне неэффективная, инертная, закрытая, громоздкая и чрезвычайно длительная система согласования закупок. Зачастую решения принимаются не производственными единицами, глубоко погруженными в тему, а финансовыми и информационными подразделениям, не имеющими ни малейшего понятия о целесообразности той или иной покупки. Вместо оптимизации портфеля ПО в соответствии со сложностью решаемых задач и осознанной экономии средств, идет примитивная трамбовка всех без исключения поставщиков.

Понятно, что ведется борьба с откатами и злоупотреблениями, но эта борьба доведена до абсурда. Мы спрашиваем пользователей: «Вас устраивает ПО. - Да. - Можете написать письмо наверх об этом? - Нет. - Почему? - Решат, что мы заинтересованы». Идем наверх. Весь разговор повторяется. «Нам нужно мнение пользователей низовых звеньев - иначе решат, что мы заинтересованы. - А что плохого, что вы заинтересованы в продвижении отечественного ПО? Подумают, что мы лично заинтересованы». И вот так по кругу.

А потом весь состав переговорного процесса меняется, кто наверх, кто уволен, кто в больницу, а кто на пенсию. И все сначала.

Очень важно доверять персоналу. А если появляются подозрения - проверять и увольнять. Тогда все упростится.

(Непонятно, чем занимается внутренний аудит - он есть во всех НК).

16 Импортозамещению поможет государственный протекционизмом.

Анализ рынка ПО для отраслевых решений в ТЭКе привел к ряду острых вопросов, без решения которых импортозамещение в ближайшее время не станет реальным.

Зачем государству финансировать новые разработки, если нет механизма продвижения уже существующих, и для чего за государственные средства убивать частные компании, создавая им конкуренцию в лице Госкорпораций?

Российские компании-разработчики сами все сделают за свои частные деньги. Надо только немного помочь - открыть этот рынок.

Почему государство считает целесообразным заниматься протекционизмом во всех отраслях кроме ИТ и нефтяного сервиса, в то время как именно эта отрасль (в частности, специализированные отраслевые решения) зависит от избыточной монополизации? Почему до сих пор нет стандартных договоров, защищающих интересы разработчиков ПО и поставщиков товаров и услуг?

Почему нет регламентов, ограничивающих сроки и процедуры согласования договоров до предела разумных (скажем 3 месяца)?

Почему нет квот по импортозамещению ПО, хотя бы в пределах 30%?

Почему бы 50% сервисных услуг и контрактов НК не предлагать на открытых тендерах независимым подрядчикам?

Вероятно, стоит подумать и о распределении по конкурсу месторождений нефти с извлекаемыми запасами менее 5-10 млн тонн исключительно среди мелких и средних недропользователей?

Это способствовало бы становлению и развитию рынка нефтесервисных услуг, независимых инженерных компаний и отечественного ПО. Ведь мелкие и средние недропользователи широко используют аутсорсинг.

Понятно, что без неких волевых решений ситуацию сдвинуть с мертвой точки будет очень сложно. Нужно проявить такую волю!

Материал подготовлен на основе выступления на Национальном нефтегазовом форуме в Москве 19 апреля 2016 года:

  1. Выступление Б.Г. Левина на ННФ-2016
  2. Видео выступления с докладом на ННФ-2016, пленарная сессия «Прорывные технологии и нефтегазовое машиностроение: инновационный потенциал, импортозамещение и локализация производств», 19.04.2016, Москва, «Экспоцентр».
  3. Презентация «Импортозамещение ИТ - мифы и реальность».

Контактные данные:

ООО «ГридПоинт Дайнамикс»

Сайт: www.Geoplat.pro

Электронная почта: Office@GPD.email

Телефон: +7-495-280-78-17


Neftegaz.RU context